Суббота, 25.11.2017, 05:44
Приветствую Вас Кварково-радиоволновой гриб | RSS
Клуб Любителей Ножевого Боя
Главная | Статьи о Ножевом Бое. | Регистрация | Вход
Форма входа

Меню сайта
Категории раздела
Статьи и материалы о Ножевом Бое [37]
Другие материалы. [16]
Статьи и эссе посвященне отличным от НБ темам.
Ножи [2]
Раздел посвященный ножам. Обзоры, статьи, аналитика.
Поиск
Главная » Статьи » Статьи и материалы о Ножевом Бое

Статья из журнала "НожЪ"
Статья из журнала "НожЪ" Впервые демонстрацию ножевого боя стиля "Кои но такинобори рю" я увидел на одном из семинаров. "…Максимальная жесткость работы… полный контакт… травмированные пальцы, ногти отлетают "на раз"... после одного из боёв бойцу наложили пятнадцать швов..." - как будто наслаждаясь, говорит представитель этой школы о стиле "Кои но такинобори рю". Далее - учебный поединок. . Два крепких мужика жестоко режут и колют друг друга деревянными ножами - Танто, время от времени громко крича - может, от боли? "Стиль самоубийц!", "Бойцовский клуб какой-то!", "Школа мазохистов!" - как только ни высказывались сторонние наблюдатели на семинаре. Да и у меня, чего скрывать, было такое же мнение... Пока не познакомился с Андреем Кочергиным, одним из разработчиков системы подготовки НДК-17 и её спортивного раздела - "Танто Дзюцу", техническим директором Международного союза боевого Каратэ "Кои но такинобори рю" и научным руководителем "Центра прикладных исследований" - Андрей, расскажите, каких принципов вы придерживались при разработке своей системы? - Максимальное приближение к реальности - что в рукопашном бою, что в ножевой подготовке. Систематика подготовки крайне жесткая, и что в спорте, что в прикладной подготовке мы ищем максимально простые, рациональные и понятные решения. Говоря другими словами - примитивно, просто, быстро. Профессиональные спортсмены выигрывают чаще всего за счет простых решений. Профессиональных военных приходится готовить за один учебный период - полгода, за это время чему-то сверхъестественному научить нельзя. Именно поэтому мы брали простые, жесткие, кровожадные и во многом силовые решения любой боевой задачи. То есть все, что мы делаем, можно легко объяснить и легко понять. Никакой накрученности, ничего сложного. - На демонстрации поединок выглядел пугающе: никакой защиты, жесткие тычки в полную силу. У вас так постоянно? - Есть одно хорошее выражение: "Как только боевая подготовка перестает быть игрой, она начинает убивать". Так что у нас весело. Весело не потому, что мы все больные на голову - это и так понятно, а потому, что мы позитивно даем вещи, которые изначально любого вменяемого человека пугают. И вот этот испуг, который связан с предполагаемыми угрозами здоровью, еще чему-то, во многом и является самой главной угрозой жизни и здоровью. Мы даем знание вещей, которые без жестокой подачи не доступны. Мы не ставим на первое место технику или тактику, для нас главное - психическое состояние человека. Я всегда говорил: "Утка с ружьем остается придурковатой уткой с ружьем". Она не становится охотником. Мы делаем из человека охотника. Причем никогда не было еще такого, чтобы у людей, которые сознательно проливают кровь своих товарищей или свою собственную, отсутствовала система внутреннего ограничения. Тиражировать душевно больных людей или каких-то мазохистов нашей целью никогда не было. Все мы люди добрые и стремимся к абсолютной беспощадности прежде всего по отношению к себе. Мы ищем не победу, а возможность не проиграть. По сути своей это очень близкие понятия, но "победа любой ценой" пугает хотя бы тем, что цена может оказаться несоразмеримой в моральном или этическом плане. А не проиграть просто - для этого достаточно погибнуть, сражаясь. Это не мои слова, но мы так живем: мы себя не жалеем и, естественно, при необходимости сражаемся с абсолютной беспощадностью к противнику. Есть два психических состояния страха. Первое - ступор. Это охранительное торможение психики, когда у человека от страха "ноги врастают в пол". Испуг, как правило, это избыток негативной информации, которая перегружает систему восприятия человека, он теряется и в результате нередко погибает. Давайте я приведу простой пример: дорогу переходит человек, мужчина. На него наезжает машина. Что он будет делать? Двигаться, как и двигался, - вперед. Женщина в такой ситуации, как существо с иной психической организацией, чаще всего замирает столбом или нелогично бежит назад, зачастую погибает. Может, грубый и некорректный пример, но он иллюстрирует состояние ступора. Однако я как преподаватель часто сталкиваюсь с еще более страшной ситуацией, когда человек говорит: "Меня грабят, да я лучше деньги отдам, вот и все. И глаза закрою, чтобы ничего не видеть". Не факт, что им деньги были нужны. Им нужно чувство превосходства и чужого унижения. Зачем человек убивает человека? Чтобы добиться максимального унижения. Нет большей степени унижения противника, чем его смерть. Не дай увидеть свое унижение, даже погибая, и пропадет чувство победы у противника. Поэтому, сражаясь за свою жизнь, мы забираем у нашего противника самое главное - наше унижение. - На ваших занятиях, в отличие от некоторых других школ, я не заметил представительниц слабого пола. - Я никогда не буду проводить боевую подготовку среди подростков и детей, я не учу бою без правил женщин - я категорически не хочу этого видеть. У меня свой взгляд на эти вещи - я человек православный. - Андрей, а как вы пришли к тому, чем сейчас занимаетесь, к такой психологии и философии жизни? - Во-первых, страшнее моего детства у меня ничего не было. Я вырос на улице и уже в очень юном возрасте четко знал, что почем и сколько стоит. Более того, поверьте, сегодняшняя молодежь - это только подобие подростков семидесятых годов на окраинах фабричных городов. По степени жестокости и немотивированной агрессии там все было гораздо проще. А я рос себе один, возможно, был не совсем правильно воспитан мамой, поэтому я воспитывал себя сам. А что делать было? Выдам маленькую тайну: в большинстве случаев то воспитание и те навыки и сейчас очень помогают. Вовсе не готов советовать жить как я - такие советы звучали бы слишком экстремально. Тем не менее жив, а многие уже нет. Во-вторых, я в недавнем прошлом профессиональный военный. А военные у нас занимаются военным делом. Заняться этим, было где, поэтому тоже никаких иллюзий не осталось. Более того, я уже больше двадцати пяти лет занимаюсь каратэ - начинал, когда оно только появлялось и называлось спортивным каратэ. На сегодняшний день я возглавляю достаточно серьезную международную организацию на уровне второго человека - технического директора. Более того, в течение последних пятнадцати лет я преподаю боевую подготовку в области контртеррора и уже 21 год занимаюсь спортивной и тактической стрельбой. Даже стал 3-х кратным чемпионом ЛенВО по стрельбе из штатного оружия и выполнил ещё один норматив мастера спорта, теперь уже не СССР, а России. То есть сложился комплекс определенных факторов, как раньше говорили - базово-кустовой метод: когда ты правильно делаешь что-то одно, то начинаешь правильно делать и что-то другое, казалось бы, с первым не связанное. Самое основное, что все эти знания находятся в одной системе - психической базе, психическом настрое и психических приемах. - Андрей, почему вы, профессиональный военный, занимаетесь не только со спецподразделениями, но и со всеми желающими? - Я не могу проводить эксперименты с военнослужащими, со специальными подразделениями, но вполне могу провести педагогический эксперимент с профессиональными спортсменами и людьми, пришедшими по своей воле на наши семинары. Результаты эксперимента позволяют эффективно проводить разрабатывать программы и планировать боевую подготовку, заранее зная примерный результат. Эффективность этой подготовки очень высокая. Практически единственный способ не научиться у нас - это уйти из зала. Что случается - из зала порой уходят. У нас принцип не тратьте мое время, я не буду тратить ваше. Не могу преподавать людям, которые не могут ударить, скажем меня, по голове. Я передаю свое знание людям, которые готовы его принять. Если человек пришел ко мне учиться владеть ножом, он должен понимать - Кочергин научит по-любому, никуда ты не денешься, если, конечно, сразу не встал и не ушел. Если же ты продолжаешь заниматься и у тебя не получается - ты для меня потенциальный противник, и я научу тебя вне зависимости от твоего желания или нежелания. Или вставай, или уходи. Если ты не ушел и продолжаешь тупить, я тебя поправлю так, что ты резво осознаешь, что именно нужно делать и что от тебя ждут. Опыт показывает, что КПД среди тех, кто не ушел, почти стопроцентный. Я до сих пор сам не верю, что за три дня людей, практически с улицы, которые ничего не делали ножом, можно заставить - обратите внимание, слово заставить ключевое - работать ножом на приличном техническом и тактическом уровне. Работать деревянным и очень жёстким клинком так, чтобы иметь ограничения, которые я требую. Нельзя колоть в лицо, нельзя колоть в шею. У нас нет защиты. Можно выколоть глаз - элементарно! Можно проткнуть горло напоминаю: это деревянный, очень крепкий клинок. От него остаются гематомы размером с голову. При попадании в грудь, как правило, человек падает на задницу. При попадании по пальцам пальцы, как правило, ломаются. Ногти отлетают брызгами. При попадании по голове - рваная рана головы. Это косметика, это нормально. Для нас, мужчин, это без разницы. Мы имеем на это право. Сам через это прошел: все, что преподаю, испробовано на себе. Категорически уверен, что готов отдать свои знания людям, которые за ними пришли. Я не звал их, этих людей. Мы не ставим коммерческие цели во главу угла, сразу всем говорю - мы не коммерческая организация. Не надо к нам приходить. Ищите других тренеров. Мы не пытаемся рекламировать себя. И при этом по посещаемости наш сайт вот-вот догонит футбольный сайт "Спартака". Все это говорит об одном - кому-то это надо. Что меня до сих пор удивляет. Ведь то, что мы даем, - это запредельно, неправильно, нелогично с точки зрения гуманности и обывательского здравого смысла. Мы даем совершенно жуткие знания, заставляем быть с этими знаниями наедине и даем рамки, чтобы эти люди завтра не превратились в животных. Более того, уверен, что в животных превращаются люди, которые не знают, что такое боль. Человек, который знает, как больно ему было, никогда не пожелает другому того же самого. Люди ущемленные хотят видеть ущемление кого бы то ни было. Мы - люди гордые. Мы проходим через такое, что говорит, что мы - сильные. Потому что мы знаем, что такое лишения, потери. Мы через это прошли. Мы себя уважаем. Уважаешь себя - моментально это уважение распространяется на всех остальных. Возлюби ближних своих, как самого себя. Я не готов проповедовать, я не имею на это права. Я православный человек и четко понимаю: я не готов даже свою религию в кого-то вкладывать. Но эта самая религия позволяет мне думать, что я имею перед собой благие цели, что мы сегодня делаем завтрашнюю боевую подготовку этой страны. На сегодняшний день, по оценкам многих боевых специалистов приходящей в наш адрес, система НДК-17 признана одной из самых интересных методик подготовки боевых подразделений в мире, а наша система ведения ножевого боя - самой брутальной (от английского brutal - "жестокий", "зверский", "безжалостный"). Но у нас такой цели не стояло - просто делали, как умели.

Источник: http://www.koicombat.org/art18.html
Категория: Статьи и материалы о Ножевом Бое | Добавил: Valde (13.06.2008) | Автор: Журнал "НожЪ"
Просмотров: 774 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz