Вторник, 21.11.2017, 00:59
Приветствую Вас Кварково-радиоволновой гриб | RSS
Клуб Любителей Ножевого Боя
Главная | Статьи о Ножевом Бое. | Регистрация | Вход
Форма входа

Меню сайта
Категории раздела
Статьи и материалы о Ножевом Бое [37]
Другие материалы. [16]
Статьи и эссе посвященне отличным от НБ темам.
Ножи [2]
Раздел посвященный ножам. Обзоры, статьи, аналитика.
Поиск
Главная » Статьи » Другие материалы.

Интервью Воюшина К.В. для журнала "Православный вестник"

null

- Константин Владимирович, насколько сегодня важно обладать боевыми навыками? Время, слава Богу, мирное… 


- К сожалению, по статистике «на гражданке» люди чаще погибают и становятся инвалидами, чем участвуя в локальных войнах. 

- Какова цель занятий в клубе? Кто у вас обучается? 

Мы начали заниматься тем, что начали увеличивать шанс выживаемости, постоянно тренируясь, поэтому у нас методический аспект достаточно широкий, и большой тренинговый опыт. Основной контингент - серьезный, зрелые люди. У нас тренируются в основном люди от 30 до 40 лет, т.е. люди в принципе созревшие, многие из них очень преуспели в бизнесе, многие офицеры, бывшие, действующие. Всех объединяет один важный параметр: все понимают, что им никто не поможет в экстремальной ситуации, и кроме собственных сил не на кого рассчитывать. И этот факт - тоже факт. 
Почему я сказал, что основа «С.П.А.С.» - 30-40 лет, это люди, которые знают абсолютно, что им от жизни надо, как им этого достичь, почти все женаты, очень у многих дети. Вопрос: для чего им подвергать себя таким тренингам?- зачем этому генеральному директору, который имеет все и мог бы телохранителя нанять, тренироваться. Потому что этот человек понимает, что все смертны и случайностей в жизни может произойти много. Поэтому надо быть уверенным, спокойным, чтобы не зависеть ни от кого-то - это основная задача. В этой жизни мы все зависим от кого-то, и когда начинаем слишком сильно зависеть от кого-то, возникают большие психологические проблемы… И если сказать пафосно, у нас учат свободе, через свободу физических движений. 

- Можно ли сказать, что вы занимаетесь боевыми искусствами? Кстати, система занятий «С.П.А.С.» имеет какую-то духовную подоплеку? 

То, чем мы занимаемся, имеет очень простую структуру. Нам часто задают вопрос: «Вы занимаетесь искусством?» Мы занимаемся ремеслом. Есть такое ремесло, мы им занимаемся Можно ложки строгать, а можно заниматься тренировками по самообороне. Я называю это жестко (все своими словами) – мы занимаемся «мордобоем». Почему «мордобоем»? Если я скажу, что высоким искусством, то это будет вранье, потому что искусство – это то, что красиво, замечательно. А на улице разве красиво, замечательно? Нет, - больно, неприятно, инвалидность, увечья и стопроцентные всевозможные нехорошие последствия в правовом поле, юридическом и морально-психологическом. В течение энного количества времени мы тренируемся быть целостными во всех аспектах жизнедеятельности. У нас, как правило, люди не то, что хорошо дерутся, у них все стабилизируется и на семейном фронте и на работе. Сам я не курю, не пью алкоголь ни в каком виде, не люблю футбол и ненавижу пиво, (журналист смеется) Да, вот такой вот я! И вокруг меня такие же люди. Нас иногда называют немножко параноиками, говорят: «Вы сумасшедшие, кому вы нужны, кто на вас будет нападать?». Я говорю: «Ребята, разве мы могли лет пятнадцать – двадцать назад подумать, что будут дома взрывать? Мы об этом даже помыслить не могли. Произошло? Произошло! Так почему вы считаете, что с вами не случится какая-нибудь ситуация экстремальная?» Мы живем в таком городе, в котором уже по неофициальным данным 20 млн.человек населения. Я был в Польше, там 40 млн в стране, а у нас, как бы половина Польши живет в Москве. Это, во-первых. А во-вторых, есть наука, виктимология называется. Эта наука о жертве и хищнике. Она подразделяется на много пунктов и там есть такой момент отличительного признака жертвы: жертва всегда пользуется одной и той же мыслью, эта мысль звучит так, что «со мной этого не случится». Поэтому, чтобы не быть жертвой, мы тренируемся. Как я всегда говорю, мы «волшебную пилюлю» не даем, напротив, мы «волшебный пендаль» даем. Если кто думает, что таблетку волшебную глотнул и от всего уже защищен – это не правда. Это достаточно тяжелый труд, даже перерастающий в образ жизни. С другой стороны есть положительные моменты. Самый основной - это реальный взгляд на вещи. Это касается как личных отношений, так и бизнеса, работы, чего угодно. 

- А почему у посещающих клуб, как Вы сказали, нормализуются отношения в семье и на работе? 

Когда человек начинает более активно и жестко тренироваться, с ним происходит кое-что: он узнает свои силы, он узнает свои возможности, свои страхи, осознает, что с ним происходит в жизни, когда он сталкивается с эмоциями, и всевозможными.., как бы это попроще сказать, наносными комплексами. И постоянно натыкаясь на мнения, которые, как правило, ничего общего не имеют с реальностью, в нем происходят достаточно серьезные изменения, он не уходит в себя, как аскет, не бежит от мира, он с ними уживается, и начинает ими управлять. Из-за этого всего у него появляется другое мировоззрение на разные вещи, причем, путь становиться прямее, а жизнь видится четче. 
Я не называю то, чем мы занимаемся учением жизни, просто у нас достаточно конкретная линия: мы знаем, чего мы хотим, мы знаем, как этого достичь, мы в принципе это достигаем. 

- Скажите, пожалуйста, а как возникло название СПАС? Что означает эта аббревиатура? 

- Дело в том, что в свое время мы достаточно просто подошли к вопросу названия для клуба. Мы не придумывали его специально. Оно родилось само по себе. Было два пути. Первый это расшифровка аббревиатуры, как Специальная Прикладная Армейская Система, т.е. Специальная – она специализируется для чего-то; Прикладная – она реалистичная, жизненная, Армейская – потому, что мы вышли из армейских структур; и Система – так как она структурирована от простого к сложному. А второй: С.П.А.С. – потому, что мы занимаемся спасением жизни. 
Мы спасаем, значит – С.П.А.С. А потом стали расшифровывать. Расшифровка…, сейчас расскажу, от чего она еще пошла. У нас существует такая догма, что не надо ждать развития конфликта, а нужно его разрешать. Если уже произошло отождествление, что перед нами противник, мы не будем ждать, когда он нападет. Потому что тот, кто нападает, чаще выходит из ситуации победителем. Кратко это звучит: Сразу Противника Атакуешь Сам. И потом мы эту догму перевели в аббревиатуру, первые буквы фразы «сразу противника атакуешь сам» - это и есть СПАС. Вот и получается, что это и специальная прикладная армейская система и «сразу противника атакуешь сам» и само собой, мы занимаемся спасением и выживание, по сути дела. И как бы это ни звучало высокопарно, для многих наше занятие есть спасение. И уже не раз, жизни спасали. Мы не хотим лезть в идеологическую нишу, потому что искусства боевые некоторые подразумевают учение жизни. Мы считаем по-другому. Вот я инструктор и я учу людей тому, что сам умею. Основной учитель – это жизнь. А вообще экзаменатор – это смерть. 
И я учу не жизни, а делюсь – чем могу. Я подсказываю, но выбирает человек сам, потому что свобода воли – это превыше всего. Люди выбирают путь сами. Некоторые спрашивают: «Почему у вас не такая стройная система, иерархия, как там, в каратэ и т.д.?». Я не мастер, а всего лишь старший товарищ, хоть я и моложе некоторых людей, которые у нас занимаются. Просто так получилось в жизни, что я знаю больше, и я этим делюсь – такой подход. 

- Интересно, как понять, кто такой противник, как его распознать? 

- Опять же, скажу достаточно жестко, как у нас есть. Конечно, ни в коем случае не должно быть подхода «все противники, все враги». Людей, склонных к нему, мы отсеиваем. Но возьму для примера себя. Я женат, венчан со своей супругой, у меня есть дочь – шестилетняя Настя. И я понимаю, что, обещав дочери вернуться сегодня после работы домой, я должен это обещание выполнить – я ответствен за свою жизнь перед близкими. 
Возникает следующий момент. Выхожу я из дома в агрессивную среду, т.е. на улицу. Стрессы, транспорт, метро, где все бегут, ругаются. Исходя из этого, я уже мобилизуюсь. Закладываю в основу внимание Важно различать, что есть безличные контакты, а есть личные. В транспорте все друг о друга трутся – но это безличные контакты. Личный контакт – это когда человек без физической необходимости (тесноты) переходит мою личную «зону безопасности». «Зоной безопасности» считается расстояние на длину вытянутой руки. Когда идешь по улице, а человек целенаправленно идет на сближение - тут уже идет мобилизация, т.е. контакт «личный», и я этого человека уже рассматриваю, как помеху и как противника. Это не значит, что я сходу что-то ему делаю. Но, я уже готов к самому отрицательному развитию событий. 
Я определенно знаю, что в два часа ночи никакой мужчина ко мне не подойдет обниматься и целоваться. Или, если группа товарищей в час ночной меняет направление и хочет спросить у меня, как пройти в библиотеку, то думать, что со мной ничего не случится, что эти ребята просто хотят спросить – глупо. Так же странно делать замечание подвыпившей компании вечером на пустынной улице и ожидать, что они за это погладят тебя по головке. Исходя из этого, мы сразу отождествляем их с противниками. Но у нас есть свобода выбора. Если я опытный боец, я, может, и буду уходить от конфликта. Да, передо мной противник, от него исходит агрессия. Но агрессия делится на вербальную и невербальную. Одно дело, когда на тебя нападают словами, совсем другое физическое нападение. Если же начинается действие, надо реагировать адекватно, противодействовать. Противодействие тоже может быть физическим и нефизическим. Нефизическое противодействие заключается в том, что мы абсолютно не вступаем в полемику. Уходим, соглашаемся. Всегда ведем себя абсолютно нейтрально. Однако когда на тебя начинают орать, угрожать, размахивая руками, кричать «я тебя убью!» – ты, однозначно, оказался в положении жертвы и должен защищаться. 
Для нас противник – это любое существо, которое, оказывает вербально или не вербально какое-то агрессивное действие. Это один из пунктов. Психологически для неподготовленного человека это не просто. Я сам по гарнизонам всю жизнь, отец военный. А моя мама вообще недолго в городе прожила – в основном жила в гарнизоне. И там все друзья, все свои. Ей очень тяжело понять, что на улице есть просто прохожие люди, от слова «проходить мимо», а могут встретиться и враги. Враг – противник, это тот, кто уже собирается отнять у тебя здоровье или жизнь. Переход достаточно жесткий. Если я иду с семьей, и если группа нападает на меня, они вооружены, я сразу перевожу их в разряд врагов. А с врагами …их нельзя просто ударить один раз. Врагов нужно конкретно «уложить» или не давать полностью им шанса для проявления агрессии. К сожалению, не достаточно один раз легонько ударить по лицу человека с ножом. Во-первых, потому что, люди не падают от одного удара, а во-вторых, у него в руках нож, он стопроцентно сделает меня инвалидом или убьет. Такие специфические моменты. 

- Вы говорите, что основной контингент Ваших учеников составляют люди в возрасте 30-40 лет. А молодежь? 

- В прошлом году у нас была молодежная группа, занимались мы по облегченной программе. На данный момент времени занимаемся только с совершеннолетними по той причине, что очень тяжело адаптировать программы под молодежь и некоторые вещи людям еще не окрепшим не стоит давать. Мы не занимаемся болтологией и просто для галочки не тренируемся. Детьми и подростками должен заниматься профессионал, который знает их психологию. У меня нет такого опыта обучения детей. Опыт тренировки в силовых структурах есть, а с детьми нет, к сожалению. Мы считаем, что детям нужен игровой спорт, выступления на соревнованиях. Так называемая константа роста. Это та постоянная величина, которая ребенка или подростка совершенствует. Если мы будем говорить ребенку: «у тебя впереди сложная жизнь, тебе надо крепнуть» – это для него ничего не значит, так как серьезного личного опыта в этой сфере у него нет. Не дай Бог, если есть, конечно. Поэтому детям нужен только спорт. А мы, к сожалению, не спортом занимаемся… Это просто разные модели тренинга. 
Именно так. 

- Существует ли у Вас система «просеивания»? Ведь и взрослый человек может быть не крепок психически или просто таить дурные цели. 

- Вопрос замечательный. Система обучения у нас многоуровневая. Существует начальное звено, три-четыре месяца тренировок – массовая программа. Там не учат ничему, что можно использовать во вред, против кого-то. Мы даем лишь три основных навыка. В первую очередь – психологическую устойчивость к боли, к стрессам – то, что для многих оказывается шоком. Многих приводит в шок, когда им неожиданно прилетает в голову перчатка (многие просто не переходили границу неприкосновенности личности). Кстати, самое удивительно, что у нас занимается немало женщин. Есть девчонки, есть взрослые женщины с одним-двумя детьми. Один из самых серьезных наших бойцов – Ира…. Ей 33 года, двое детей. И она уже не одного молодого человека положила в нокаут. Хотя выглядит очень женственно. Ей это нужно, так как Ирина – достаточно успешная бизнес-леди. Так вот, начальный курс – это и есть фильтр, который просеивает людей. Малодушные и не очень устойчивые психически, будьте уверены, не выдержат наших условий. Это все-таки Специальная Прикладная Армейская Система. Я офицер в запасе, тренировал людей для разных силовых структур. Гениальность нашей системы, еще в советской военной структуре, в том, что на начальном этапе, на так называемом курсе молодого бойца, действует такой жесткий прессинг, что вся подноготная выходит наружу. Сразу видишь: вроде, был хороший парень, а вот и «сдулся» совсем. Эту систему в эмоциональном плане мы и перенесли на начальное звено. У нас постоянно идет динамический прессинг, т.е. люди постоянно носятся, находятся в стрессовых ситуациях, отсюда (из зала) они выходят, шатаясь – именно в этот период. Почему и для чего? Потому что все-таки жизнь у нас с вами – ровная: и на улице и на работе. И когда происходит какая-то экстремальная ситуация – человек зачастую ничего не может сделать, потому что его жизнь отлична от процессов этой ситуации. Это для него стресс. И пока он мобилизуется, что-либо начинает пытаться делать, с ним уже происходит что-то НЕХОРОШЕЕ – например, ударили, убежали. Приходит он с фингалом, с разбитым носом (хорошо, если так), говорит, не успел сориентироваться. Вот и мы и жестко тренируемся, чтобы успевать «ориентироваться»! 
Так что, идет жесткая фильтрация, после трех-четырех занятий многие говорят: «дураки, мы, что ли, этим заниматься – это же тяжело». А дальше идет уже перевод во второй номинал, третий, – и там есть ряд психологических тестов. Мы делаем выезды в полевой лагерь, где идет достаточно серьезная притирка. Человек или входит в коллектив, или эта субстанция выталкивает его, если он не подходит по каким-то параметрам. Например, кажется, что все нормально, но человек агрессивен, ведет себя на тренировках жестко, сильно проводит технические элементы, т.е. ему доставляет удовольствие сделать другому больно. Коллектив это видит, само собой, агрессия рождает агрессию, – его начинают сильно бить. И такие люди либо меняются, либо уходят, не выдерживают. От случайных людей никто не застрахован, но у нас пока таких еще не было. Почему я говорю, молодые люди отказываются от любимого пива, футбола, курения в пользу того, чтобы тренироваться и развиваться, потому что, происходит не однобокое развитие, а всеобъемлющее, и им интересно. 
Мне, например, все интересно, что, так или иначе, влияет на мою жизнедеятельность. Я зачастую, например, и в садоводстве вижу один из аспектов самообороны (аспекты самозащиты), как бы это странно не звучало. Изучив садоводство, к примеру, знаешь, что у огородников может быть в руках и ты уже готов к экстремальной ситуации! Например, мужчина, разговаривает со мной и утверждает, что он огородник, а у самого бейсбольная бита в чехле, значит это обманщик, это не огородник, и скорее всего что-то он не хорошее задумал…(смеется) Я, конечно, утрирую, но, зачастую в самом непредсказуемом месте можно для себя найти очень интересную и полезную информацию. 

- Существует мнение, что обучение приемам самообороны воспитывает агрессию и поэтому людям невоенным заниматься этим не следует, иначе они начнут видеть противника, врага в каждом человеке. Что бы Вы ответили на это? 

- Я скажу, что такая позиция – заблуждение людей, не знающих даже нашу, Российскую, историю. Сильный человек – это добрый человек. Почему так? Когда ты осознаешь свои возможности, то делаешься спокойнее. Вспомним святых князей Александра Невского и Дмитрия Донского: помимо того, что они были государственными деятелями, умными военачальниками и собирателями земли Русской – это же великолепные воины! А Ослябя, а Пересвет, который считался лучшим воином своей эпохи, но ушел к Сергию Радонежскому! Познав одну часть, они уже смогли заниматься другой деятельностью более уверенно. Нас отравляет сомнение, а сомнение идет от неуверенности. Ты будешь тогда спокоен, когда ты можешь себя защитить, когда ты уверен в себе. Вот, я уверен - у меня есть навыки, умения и я могу заниматься фотографией, художественной лепкой, чем угодно более открыто и больше сильно, погружаться в дело без задней мысли: «а вдруг …». Нас отравляет сомнение, а сомнение идет от неуверенности. Надо смотреть на жизнь с разных сторон. Я сказал, что самооборона, которой мы занимаемся – это не совсем творчество, а ремесло. Но это концентрация, это приложение усилий, это воспитание характера – и те же самые параметры я использую для какого-нибудь другого дела. Агрессия – это состояние души. Она рождается, когда человек испытывает негативные эмоции, а негативные эмоции происходят от неудовлетворенности собой, неуверенности, сомнений и так далее. Человек, который уверен в себе, удовлетворен своими физическими, техническими составляющими, если взять рукопашный бой, не будет агрессивным. Есть и еще один важный момент. Когда человек тренируется, он полностью физически выкладывается. А мужчине очень надо вести активный образ жизни. Обратимся, опять же, к нашим предкам. Они выходили в поле, деревянными мечами стучались… Или говорит богатырь: «что-то я застоялся, пойду-ка…» – и вспахал все поле. Это же тоже не просто так. Я считаю, что тренировки и навыки самообороны необходимы. Я бы ввел ряд тренингов и в школьные программы, учитывая только, что следует начинать с теоретических правил, а потом, когда человек созревает «в мозгу», т.е. уже осознанно подходит к тренировкам, переходить на практику. 

- Мы обратились к историческим корням. Святой князь Александр Невский изучал военное дело. Но мало примеров, чтобы этим занимались женщины. А сейчас у многие представительницы прекрасного пола стараются научиться самообороне. Может, лучше мужчин учить защищать женщин? 

- К сожалению, общемировое явление – смывание границ между мужчиной и женщиной, это цивилизация называется. И мы все проходим определенный путь развития, и теперь пришли к равноправию полов (это не значит, что мне это нравиться). Я вообще считаю, что самый слабый пол - это мужчины, все, что мы делаем, мы делаем ради женщин, все на что мы решаемся, опять же ради них, даже самые дикие поступки - залезть на Эверест, пригнуть с 17 тыс метров с парашютом и еще чего-то (если подумать, то женщина всегда где-то рядом). 
Да, к нам приходят девчонки, которые хотят заниматься тем, что будет не только развивать физически, как фитнес, но и приносить пользу, тренировать психологически. Они понимают, что им нужно защищаться, но многие психологически не готовы к конфликту. Зачастую девушки приходят для того, чтобы научиться, как я говорю, выстаивать при порыве ветра, не сгибаться. Лично я тренировал бы женщин по отдельной программе. И провожу бесплатные семинары для жен, для сестер. Там основная задача – лично-эмоциональная: им нужно подключить к действию свои безусловные рефлексы, т.е., научиться не бездумно махать руками-ногами и верещать, а верещать в нужное время, махнуть своими «коготками» в подходящий момент, совершить правильное действие. К сожалению, правила нам диктует жизнь. Женщин времен Александра Невского было кому защитить, а сегодня – не всегда. Лет пять назад я не предполагал, что мы будет преподавать такой раздел, как «Ножевой бой». Но за меня решили наши депутаты – дали возможность продавать такие ножи, которые раньше было вообще нелегко найти. Так что мы – отображение действительности. В России не развита концепция личной безопасности. Например, по просьбе знакомых, я проводил бесплатные семинары в клубе любителей автомобилей Mazda. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что наши автолюбители не ведают правила, которое знает Европа. Первый тест, с которого я начал: подойдя, постучал в окошко машины, оно опустилось, я ножик товарищу к горлышку и приставил… А в Европе люди опускают окно не более, чем на пять сантиметров вниз. Мы не знаем простейших правил: где сесть, как спросить, как себя вести… Что не надо, опять же, входить в подъезд с пакетами в руках, когда там лампочка выкручена, и вообще, если темный подъезд, желательно позвонить по домофону, сказать: мама (папа, жена), я иду. Есть много таких простейших моментов. Женщины не знают, что нельзя сидеть в метро с краю и сумочку вяло держать, потому что выходящий молодой человек прихватывает сумочку, и двери закрываются... Но, когда начинаешь выдавать такие подробности, их много, но их никто не выполняет, потому что у каждого в голове мысль: «Случится с ним. Со мной этого не произойдет». А случиться может с каждым. Я думаю, что если девушки, женщины идут к нам на тренировки – значит им это надо. Не дай, Бог, если у кого-то есть реальный опыт нападений. Это не очень большой процент, но, к сожалению, есть. 

- Последний вопрос. Почему у Вас на эмблеме изображен такой свирепый медведь? 


- Не просто свирепый. Он стоит на четырех лапах и, конечно, грозно предупреждает. Медведь был символом нашей России. Медведь только кажется пухлым и неповоротливым. На коротких дистанциях он развивает огромную скорость. Если охотник без собак выходит на медведя, ему грозит большая опасность. Медведь не просто бросается на противника, он встает на две лапы, хватает подручные средства, бревно – бревно кинет, ветка – ветку. Собаки своим лаем его отвлекают. Очень мало охотников, которые хотя бы с пяти выстрелов положили медведя. Он начинает волчком крутиться, т.е. в него тяжело попасть, он до последнего сопротивляется. А чтобы медведь напал на человека – это надо встретиться с ним лицом к лицу и реально «перейти дорогу». За основу мы взяли максимальное спокойствие, именно предупреждение противника и уже после этого избирательность. Потому что медведь не просто толстокожий, он очень юркий, сильный и, я бы сказал, благородный. Смысл в том, что, как и медведя, нас, непросто вывести из себя, но уж если нападут, то мы примем все меры, чтобы выжить. Не как носорог, который тупо несется вперед. Нет. Мы будем использовать все подручные средства, чтобы выжить и выполнить поставленную цель. Я считаю, медведь лучше всего отображает концепцию нашего клуба, нашей системы, от действия до состояния души, потому что мы наслаждаемся жизнью и, в то же время, жестко реагируем на любую агрессию, которая на нас направлена.




Источник: http://www.spas-combat.ru/forum/viewtopic.php?p=23222#23222
Категория: Другие материалы. | Добавил: Valde (08.01.2009) | Автор: Юлия Марьенко, Алина Сергейчук
Просмотров: 866 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2
2  
"- А почему у посещающих клуб, как Вы сказали, нормализуются отношения в семье и на работе?

Когда человек начинает более активно и жестко тренироваться, с ним происходит кое-что: он узнает свои силы, он узнает свои возможности, свои страхи, осознает, что с ним происходит в жизни, когда он сталкивается с эмоциями, и всевозможными.., как бы это попроще сказать, наносными комплексами"
Хорошо сказал. exclaim


1  
"Сам я не курю, не пью алкоголь ни в каком виде, не люблю футбол и ненавижу пиво."
Свой мужик:)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz